Что такое инхаус юрист

Инхаус или консалтинг – кому проще начать свой бизнес

Что такое инхаус юрист

11.04.2016 | Источник: Право.ru

Те, кто работал в юридическом консалтинге, значительно чаще открывают свой юридический бизнес, чем инхаус-юристы. Для этого есть объективные причины: особенности поставленных задач, взаимодействия с клиентом и структуры компаний.

 Кому проще найти себя в юридическом бизнесе – бывшему инхаусу или экс-сотруднику крупной юрфирмы – и какие преимущества и недостатки имеют оба сценария? Об этом рассказали управляющие партнёры российских юридических компаний.

Только опыт в инхаусе – юридической службе внутри компаний – может дать юристу возможность понять, что необходимо для бизнеса клиента. Так считает Александр Аронов, глава юридической компании «Аронов и партнёры», начавшей работу в начале 2016 года.

Аронов – выходец из инхауса и до открытия собственной компании успел поработать и в корпорациях, и в госструктурах. Такой профессиональный путь – скорее исключение, чем правило для российского юррынка: число тех, кто начал свой бизнес, выйдя из инхауса, среди управляющих партнёров минимально.

Классический сценарий – «исход» из консалтинга, причем нередко из зарубежной компании. Какие преимущества даёт будущему руководителю работа в инхаусе и консалтинге, какая “стартовая площадка” больше подходит для начала своего бизнеса и в чём особенности обоих вариантов – Право.

ru узнало у самих руководителей юрфирм.

Инхаус: аргументы “за”

Анастасия Асташкевич, глава компании “Асташкевич и партнёры”, проработала по специальности 15 лет. Десять из них она провела в юридических департаментах крупных компаний.

“Когда ты продумываешь тонкости крупных проектов, подобных строительству “Южного потока”, ты уже точно понимаешь, что нужно бизнесу”, – говорила Асташкевич в ходе конференции Право.ru, посвящённой юридическим стартапам.

При этом мотивация директора фирмы и мотивация юриста в консалтинге разная: решить задачу с юридической точки зрения и решить ее, преследуя определенную предпринимательскую цель, – далеко не одно и то же.

Понимание предпринимательской идеи, заложенной в бизнес компании, – одно из основных преимуществ, о котором упоминают выходцы из инхауса. “Клиенту не нужны красивые отчеты, презентации и заключения. Клиенту нужно понять, как можно при минимальных издержках наиболее быстро и эффективно решить возникшую проблему”, – говорит Александр Аронов.

Из этого вытекает и другой положительный момент: возможность реализовывать проекты «под ключ».

“Это могут быть проекты, разные по масштабу и сроку, с огромным количеством вводных и участников”, – говорит Александр Аронов. Для их реализации у выходца из инхауса есть огромный опыт.

 “У инхауса есть опыт ведения разноплановых дел: трудовых, антимонопольных, корпоративных, арбитража”, – подтверждает и Анастасия Асташкевич.

Среди плюсов юриста-инхауса для клиента он также называет готовность оперативно включиться в работу на любом этапе: то, к чему специалисты из консалтинга, по опыту Аронова, оказываются готовы далеко не всегда.

Те, кто начинал карьеру не в консалтинге, приходят в юридический бизнес не только из корпораций – хорошим началом карьеры может быть и госслужба. “Конечно, работа чиновником накладывает на людей определённый отпечаток, там свой стиль и своя специфика.

Однако в органах власти можно получить бесценный опыт на старте”, – замечает Павел Катков, управляющий партнёр юридической фирмы “Катков и партнёры”.

Есть области, в которых данный опыт крайне полезен: работа в Роспатенте, в суде, в правоохранительных органах, при правильном подходе может сослужить хорошую службу юристу при дальнейшем его развитии в консалтинге, отмечает он.

Три правила для стартаппера-инхауса от Александра Аронова:

  1. Определитесь со специализацией.
  2. Поставьте в известность о своем стартапе всех людей из своей записной книжки.
  3. Беритесь за дела, которые сможете довести до конца. Очень важно выигрывать первые дела!

Минусы инхауса – плюсы консалтинга

Тем не менее, для тех юристов, кто хочет открыть свою компанию, имея за спиной только опыт работы в бизнесе или госструктурах, есть и плохие новости. Одна из них  – клиентов скорее всего придётся набирать с нуля. Наработанной контактной базы у тех, кто был корпоративным юристом, как правило, нет.

Подготовиться придётся и к сложностям с маркетингом. “Мы не являемся медийными лицами. В инхаус бизнес не вкладывает деньги для продвижения его имени. Бизнесу не нужны статьи юриста, его выступления в качестве спикера на конференциях. Бизнесу нужен результат его работы. В консалтинге все наоборот, и здесь инхаусам приходится догонять”, – отмечает Александр Аронов.

Другая сложность – слишком узкая специализация, если в течение долгого времени приходилось работать в одной отрасли, мало опыта и понимания функционирования других отраслей, говорит Анастасия Асташкевич.

Согласен с ней и Андрей Корельский, управляющий партнёр юридической компании КИАП. “Если ты был специалистом в химической отрасли, то уже не будешь таким же крутым, например, в деревообработке.

И здесь опыта инхауса уже недостаточно для того, чтобы говорить: “Я универсал в разных отраслях и понимаю разные виды деятельности”, – приводит пример Корельский.

Обращают внимание юристы и на ещё одну сложность – больше психологическую, чем юридическую.

“Консалтинг дает необходимый взгляд на клиентов, понимание сути адвокатской профессии, дает возможность почувствовать на собственной шкуре и радость, и недовольство клиентов.

В инхаусе у тебя лишь один клиент – твоя компания, и навыков работы с внешним миром, полным других консультантов, может оказаться недостаточно”, – говорит Евгений Жилин, управляющий партнёр юридической компании “Юст”.

Творцы и продавцы

Разница ощущается и когда дело доходит до необходимости продавать. Консалтинговому юристу нужно быть “продающим” партнёром, уверен Андрей Корельский: “Волка кормят ноги – нужно постоянно общаться, быть проактивным.

Опыт консалтингового юриста при стартапе позволяет ему иметь больше навыков – в том числе общения, вопросов, связанных с продажами”.  Такого же мнения придерживается и Максим Кульков, управляющий партнёр юридического бутика ΚΚ&P.

Он убеждён: начинать свое дело в юридическом бизнесе гораздо проще после работы в консалтинге.

Максим Кульков, управляющий партнёр KK&P:

“Главное отличие топового юриста или партнера в консалтинге от топового инхауса в том, что первый умеет продавать услуги, а второй не умеет, каким бы хорошим юристом или управленцем он не был.

“Под умением продавать” я имею в виду не только поиск новых клиентов для предложения им юруслуг. Прежде всего – это клиентоориентированность, то есть умение схватить суть потребностей клиента, чтобы удовлетворить их максимально эффективным для последнего образом.

Только годы работы в консалтинге, опыт консультирования десятков и сотен клиентов развивают такие способности”.

Что заставляет инхауса уйти?

Уход из инхауса в консалтинг на рынке стал наблюдаться чаще. Однако это не тренд, а индивидуальное решение, как правило связанное с тем, что юрист хочет разнообразить практику и уйти с накатанных рельсов, уверена Анастасия Асташкевич.

“Моя мотивация заключалась в том, что проекты стали однотипными, работа – рутинной. В итоге появилось желание сменить вектор и попробовать себя в адвокатуре”, – рассказывает Асташкевич. После ухода из инхауса она пошла стажёром к Хейфецу. Год “чёрной работы” показал: то, что закладывает классическая адвокатура – колоссальный опыт.

Но даже если случилось так, что такой опыт у потенциального стартапера отсутствует, то бояться нечего, если шаг в собственный бизнес продуман. Готовность к  собственному бизнесу – вот главный критерий в данном случае, уверен и Павел Катков, управляющий партнёр компании “Катков и партнёры”.

“Работа в юридической фирме, пусть и не на позиции партнёра, – это в любом случае всегда личная ответственность перед клиентом за результат. В консалтинге юридическая служба является не поддерживающей, а основной, зарабатывающей, производственной. И если юрист готов взять на себя эту ответственность, способен нести этот груз, держит удар – тогда он готов к собственному бизнесу.

В противном случае инхаус будет демотивирован выходом из корпоративной роли в консалтинговую”.

Принимая решение о выходе в самостоятельное плавание, важно не переоценить свои возможности, предупреждает Екатерина Тиллинг, старший партнёр и сооснователь юридической фирмы “Тиллинг Петерс”.

Екатерина Тиллинг:

Главный ориентир – стабильность, степень и уровень которой помогут определить откровенные ответы самому себе на следующие три основных вопроса:
первый вопрос – об уровне собственного профессионализма, то есть насколько высоки уровень и качество моего собственного профессионального сервиса, который я могу предложить клиентам;
второй – кто мои клиенты? То есть какие у меня есть в арсенале текущие или ближайшие проекты, а также формы сотрудничества, которые мне их помогут обеспечить;
и третий вопрос – моя команда: я сам, либо мои партнеры-единомышленники, либо еще и команда юристов-исполнителей, которые помогут мне донести мою высокую компетенцию до клиента и обеспечить выполнение текущих задач.
Если специалист, принимающий решение о выходе в стартап, обладает указанными ресурсами, то не важно, откуда он начинает свое свободное плавание – из инхауса или из консалтинга. Стабильное уверенное начало ему будет обеспечено.

Впрочем, один из основных факторов, толкающих юристов – и из консалтинга, и из инхауса – начать своё дело: интерес к развитию и здоровые амбиции. “Мне интересно.

 Я получаю удовольствие от работы и от того, что сформировал команду единомышленников.

Со мной работают только те люди, которые мне интересны, с которыми мне комфортно, я инвестирую время и деньги в собственное дело”, – говорит Александр Аронов.

Когда важен баланс

И всё же, каковы бы ни были плюсы и минусы карьерных сценариев, оптимальным вариантом всегда оказывается “золотая середина”.

Преимуществом команды новой юридической фирмы будет наличие опыта работы и в консалтинге, и в корпоративных управлениях, уверен Иван Апатов, глава консалтинговой компании White Collar Marketing.

 Преимущества работы в консалтинге очевидны — умение работать в сфере услуг, опыт работы с различными участниками рынка.

Работа в корпоративных управлениях даёт глубокое понимание отраслевых проблем, а также опыт оценки поставщиков услуг, соответственно понимание психологии заказчика, отмечает он.

Когда в одном лице сливается консалтинг и инхаус, юрист способен видеть ситуацию с разных сторон и может найти баланс между плюсами и минусами опыта в обоих видах деятельности, соглашается и Андрей Корельский.

О балансе в работе он знает не понаслышке: хотя начинал он как консалтинговый юрист, в своё время был и инхаусом в департаменте крупной холдинговой структуры.

“Тогда я воспринимал консультантов несколько в штыки – у меня был свой департамент, свои люди, которые многое делали лучше, чем предлагаемые консультанты со стороны. Но когда я начал работать в консалтинге, позиция немножко – а может и значительно – поменялась”, – рассказывает Корельский.

“В итоге пригодились навыки и инхауса, и консалтингового юриста – в том числе и в стартапе, который я создал спустя 8 лет после начала практической деятельности уже обладая опытом в обеих отраслях. Это помогло взять лучшее с обеих сторон юридического рынка,” – заключает он.

Источник: Право.ru

Источник: http://rainmakers.ru/inxaus-ili-konsalting-komu-proshhe-nachat-svoj-biznes/

Агентство или инхаус? Разбираемся как организовать работу по SEO

Что такое инхаус юрист

Как лучше организовать работу по поисковому продвижению сайта – делать все силами компании или обратиться за услугами к агентству? Это важный вопрос, от ответа на который может зависеть многое.

У каждого из вариантов есть свои плюсы и минусы, но цель одна и та же: в полной мере использовать потенциал поискового продвижения для развития бизнеса. В этой статье я хотел бы помочь вам подробнее в этом разобраться и помочь в принятии решения.

Читатели наверняка уже знают, что у меня свое агентство по интернет-маркетингу «impulse.guru», так что меня вполне можно посчитать предвзятым. Но в свое время я начинал работать с клиентами как фрилансер, консультировал in-house специалистов в компаниях, в общем, успел поработать с каждой из сторон.

Основываясь на этом опыте, мне несложно будет рассказать вам о двух основных подходах к продвижению сайтов компаний, подчеркнув ключевые различия. А вы уже сами делайте выводы, что лучше всего подойдет именно вам.

Работа с SEO-агентством: преимущества и недостатки

Передача задач по раскрутке сайта агентству – наиболее распространенный формат работы на рынке. По-сути, для клиента это означает возможность начать продвижение с первых же дней после подписания договора.

К списку основных преимуществ относятся следующие:

Экспертность и опыт. Сотрудники профильной компании работают не с одним сайтом, а с десятками (а то и сотнями) в течение многих лет. Большой практический опыт, понимание особенностей работы с разными нишами и знание основных «подводных» камней, делает работу максимально эффективной.

Широкий спектр работ. Современное SEO – это гораздо больше чем просто оптимизация страниц под ключевые слова и устранение дублей. Улучшения должны быть комплексными.

И в процессе развития сайта к работе над ним привлекаются специалисты по контент-маркетингу, дизайнеры, программисты и другие сотрудники.

Вряд ли многие компании могут позволить себе нанять всех этих людей в штат.

Быстрый старт. Сотрудников агентства не нужно обучать с нуля или отправлять на курсы дополнительной квалификации. В вашем распоряжении команда специалистов, которые с самого начала готовы приступить к работе. И каждый из них в курсе того, что ему нужно делать. От заказчика требуется только необходимая информация для старта.

Технологии и автоматизация. Хорошая компания всегда в курсе изменений на рынке, новейших отраслевых тенденций и в полной мере использует технологии для оптимизации процессов. Многие вещи автоматизируются, что позволяет существенно ускорить работу.

Важный момент – использование внутренних разработок и сторонних сервисов, которые окупаются для агентства, но стоят слишком дорого для одиночек.

Доступная цена и гибкость. Почасовая ставка или абонплата, заявленная SEO-компанией, изначально может показаться клиенту высокой. Но это все равно может получится дешевле, чем найм специалиста в штат, особенно с учетом оборудования и стоимости необходимых инструментов.

Кроме того, оплата продвижения может гибко подстраиваться под клиента, в зависимости от его потребностей и возможностей.

Если же говорить о минусах при работе с агентством, то в этот список можно включить такие пункты как:

Меньше внимания. У любого агентства есть как минимум несколько клиентов, и рабочее время сотрудников распределено между ними. Они не смогут уделять вам все свое время и для эффективной работы подрядчикам нужна качественная коммуникация на стороне компании-клиента, определенный уровень доверия и прозрачности.

Виртуальные отношения. Большая часть коммуникации осуществляется по электронной почте и телефону, и в большинстве случаев вы не сможете лично встретится с командой, которая работает над вашим проектом. Особенно если географически вы находитесь в разных концах страны.

Продвижение In-house: плюсы и минусы данной модели

Преимущества специалиста или команды по SEO в штате довольно очевидны:

Вовлеченность в процессы компании. Как бы там ни было, штатный специалист всегда под рукой, и его время на 100% принадлежит только вашей компании. В идеале, в бизнесе компании на которую работает, он разбирается не хуже чем в поисковой оптимизации.

In-house специалист может позволить себе потратить гораздо больше времени на изучение данных в аналитике и различные эксперименты. Он видит все процессы изнутри и может использовать эту информацию при формировании стратегии продвижения.

Легкость контроля и взаимодействия. Коммуникация происходит быстро, интеграция с другими отделами компании довольно тесная. Взаимодействовать с работником, который находится в вашем же офисе, можно напрямую и так часто как это требуется. Также риск разного рода накруток меньше, поскольку сам сотрудник в этом не заинтересован.

Оперативность реакции. В агентстве все вопросы обычно решаются через аккаунт-менеджера, задачи выполняются в порядке очереди, и все это может приводит к задержке в несколько дней даже по мелким правкам. Если нужный сотрудник есть у вас в штате, то здесь все понятно – задачу можно решить в тот же день.

С учетом всех перечисленных плюсов, организация команды in-house кажется идеальной моделью работы.

Но реальность вносит свои коррективы, и все было бы хорошо, если бы не ряд минусов:

Сложность в найме. Людей с достаточным уровнем квалификации всегда было нелегко найти. И это становится еще большей проблемой, если в компании нет никого, кто мог бы оценить уровень знаний соискателя на собеседовании. А если кроме SEO-специалиста необходимо найти еще и копирайтера, программиста, дизайнера и т. д. – на это дело могут уйти месяцы, иногда до года.

Более высокие затраты. Проблема №2 – хорошие специалисты не могут стоить дешево. И компании, которая собирается организовать работу In-house придется предложить своим будущим сотрудникам зарплату как минимум не меньшую, чем в среднем по рынку.

Ну и снова вспомним об инструментах – некоторые из них крайне необходимы для нормальной работы сеошника, и их тоже придется покупать за счет бюджета компании.

Проблемы роста и масштабирования. Ок, у вас в штате появился SEO-специалист, но кто будет писать контент, вести контекстную рекламу и внедрять программные правки по сайту? Когда агентству необходимо увеличить объем работы или освоить новое направление – они просто подключают дополнительного сотрудника, одного из многих.

Рискованная зависимость. При организации SEO In-house есть один неочевидный момент о котором мало кто задумывается: судьба вашего проекта полностью зависит от талантов и навыков одного человека.

А вдруг он решит уйти или того хуже – перейти к конкурентам? Кроме того, сотрудники внутри компании далеко не всегда могут абстрагироваться и посмотреть на вещи со стороны, оценивая проект с другой точки зрения.

Считаем цифры: KPI и отдача от инвестиций

Отдачу от любого канала маркетинга, в том числе и поискового продвижения, оценивают при помощи KPI – ключевых показателей эффективности. Как для инхаус-специалистов так и для агентства на аутсорсе, они могут быть плюс-минус одинаковыми.

Для агентства можно выделить три основные метрики:

  • Общая видимость проекта в поиске;
  • Рост посещаемости (без бренда, конкретные регионы и т. д.);
  • Рост конверсии (общей, из конкретного источника).

Для In-house, за счет большей вовлеченности в процессы, список немного шире:

  • Общая видимость проекта в поиске;
  • Рост посещаемости (без бренда, конкретные регионы и т. д.);
  • Рост конверсии (общей, из конкретного источника);
  • Рост упоминания бренда в сети;
  • Рост реферального и прямого трафика.

Подробнее о формировании KPI и особенностях их постановки, я уже писал в блоге, рекомендую ознакомится подробнее с темой, кому она интересна.

Но если уйти от промежуточных показателей к более важным для бизнеса экономическим – принять решение становится проще.

Если посчитать стоимость конверсии/заказа, средний чек, затраты и прибыль по каналу, то в большинстве случаев, делегирование работы по SEO профильному агентству будет более выгодным решением с позиции окупаемости (ROI), чем создание In-house отдела.

Так что же лучше выбрать?

В конечном итоге все сводится к вашему бюджету и потребностям.

Создание собственной команды по SEO оправдано для больших компаний и лидеров отрасли, у которых есть достаточные запасы бюджета и времени.

Они могут позволить себе сформировать полноценную команду, состоящую из специалистов разного профиля. Инхаус-модель становится рентабельней агентства только на определенном этапе роста компании.

Если же у вас малый или средний бизнес, и вы хотите сконцентрироваться на своем бизнесе, оставаясь при этом уверенным что продвижение сайта в надежных руках, обращайтесь в SEO-компанию. Гибкость, скорость получения результатов и возможность работать по всем аспектам развития сайта – эти и другие преимущества я уже перечислял в статье.

Модель «специалиста инхаус + внешние консультанты» тоже имеет право на жизнь. В таком случае у нас получается комбинация в которой основная работа выполняется специалистом в штате, а внешняя экспертиза привлекается при выполнении сложных задач, для решения которых требуется наличие специфических инструментов или большого опыта.

Источник: https://impulse.guru/blog/agentstvo-inhouse-seo/

Кто поможет юротделу или зачем инхаусы идут к консалтингу?

Что такое инхаус юрист

Суды, слияния и другие юрисдикции: зачем инхаусы идут к консалтингу

Ирина Кондратьева, право.ру

Без перемен – так можно ответить на вопрос о ситуации в инхаусе за последние годы. Поворот произошел значительно раньше, после 2008 года, и повлек за собой расширение департаментов и частичный отказ от съедающих бюджет внешних консультантов.

Необходимость сэкономить привела к тому, что департаменты начали интенсивнее эксплуатировать внутренние ресурсы. Но исследователи агентства Thomson Reuters, которые в очередной раз проанализировали тренды в инхаусе, обнаружили: перемены есть.

Что беспокоит корпоративных юристов сегодня и зачем они идут к консультантам?

Что волнует корпоративного юриста

В списке наиболее важных для инхаусов вопросов в этом году оказались этика и комплаенс, изменения в законодательстве и защита данных.

Юристам приходится фокусироваться на этих областях из-за их важности для бизнеса в целом, поясняют в посвященном инхаус-юристам докладе Thomso Reuters: именно юрдепартаменты должны следить за тем, чтобы работа компаний соответствовала законодательству, в том числе в области защиты данных.

В этом году в списке трудностей добавились кибербезопасность, необходимость работать над расширением географии бизнеса. Другой важный вопрос – как правильно продемонстрировать ценность работы юристов для бизнеса: о первостепенной важности этой задачи говорили 9% опрошенных.

Однако самой значимой проблемой, с которой сталкиваются корпоративные юристы, ожидаемо оказалась нехватка денег.

 На первое место по значимости необходимость сокращения внешних расходов поставили 22% процента опрошенных, об ограниченных бюджетах как главной проблеме говорили 17% принявших участие в исследовании.

 Корпоративные юристы лучше понимают нужды бизнеса и его риски, аргументируют свою позицию в компаниях, пытаясь оставить максимум работы внутри фирмы.

Тенденция по перетягиванию работы от консалтинга в юрдепартаменты наметилась не сегодня: оставлять больше работы внутри компании фирмы пытаются с тех пор, как ситуация на рынке ухудшилась и возникла необходимость экономии. Согласно последнему докладу ThomsoReuters, посвященному работе юридических департаментов, этот тренд сохраняется и даже усиливается.

Попытки сделать максимум работы самостоятельно влияют и на кадровую политику. Юрдепартаменты, как и в предыдущие годы, остаются небольшими по численности. Более чем в половине компаний в штате юрдепартамента состоит не больше пяти сотрудников.

Однако им приходится быть «мастерами на все руки», так что предпочтение при выборе сотрудника отдают более образованному специалисту с широкой специализацией.

По результатам исследования 65% юристов компаний занимаются общей практикой, и в повседневных вопросах к помощи консультантов прибегают только 10% опрошенных.

Налицо и другие последствия небольших бюджетов – более значимых, скорее, для консалтинга. Число фирм, с которыми работает бизнес, сократилось.

Пересматривается и система оплаты: от почасовки чаще отказываются в пользу бонусов по результатам работы, фиксированной стоимости проекта или так называемых capped fees – ограничениях на общую цену услуг по проекту.

В целом консалтинг все реже диктует цену: руководствоваться приходится той стоимостью проекта, которую заявляет клиент.

Зачем идут к консультантам

Политика корпоративных юристов не лишает консалтинг работы. Для решения более сложных и специфичных вопросов за помощью инхаусы по-прежнему идут в юрфирмы. Так, 60% опрошенных инхаусов обращаются к консультантам для решения специфичных вопросов или для работы в незнакомых юрисдикциях.

По результатам исследования ThomsoReuters основные причины обращения к внешним консультантам – сложность вопроса и необходимость в узкой специализации.

Часто к консультантам обращаются, когда дело доходит до суда. 61% опрошенных перекладывает судебные разбирательства на консультантов, когда ставки в деле особенно высоки, у 44% обращение к ним связано с тем, что спор завязан на другие юрисдикции.

43% обращающихся к юрконсультантам инхаусов смущает сложность вопроса. 38% заявили о том, что не идут в суд сами, поскольку не обладают необходимой подготовкой.

Перегруз в качестве причины обращения к консультантам по судебным вопросам указали 39% опрошенных.

Делая прогноз на будущее, большинство инхаусов указали: использование юрфирм в этом сегменте останется на том же уровне. 14% говорят о планах использовать консультантов при обращении в суды чаще, ссылаясь на рост объемов работ. 17% наоборот хотят сократить обращения к юрфирмам, заодно уменьшив расходы компании.

Наиболее распространенной ситуацией обращения к консультантам оказались сделки M&A. В этом случае их привлекают 77% опрошенных инхаусов.

69% указали, что при подобных сделках обращаются в юрфирму из-за сложности транзакций. Такой уровень работы с привлеченными специалистами по вопросам M&A сохранится и в дальнейшем, уверены 69% опрошенных.

22% говорят, что будут прибегать к услугам юрфирм чаще, 10% планируют сократить число обращений.

Еще одна популярная для передачи в юрфирмы область работ – споры в области интеллектуальной собственности.

55% участников исследования заявили, что идут в юркомпании с вопросами ИС из-за их сложности, 43% упомянули риски, связанные с конкретным объектом собственности.

77% опрошенных менять ситуацию не планируют, 12% говорят о возможном росте, а 10% – о вероятном сокращении работы с консалтингом по этим вопросам.

Тех, кто пытается делать всю работу внутри фирмы – минимум. Только 2% юрдепартаментов заявили, что делают всю работу сами – это на 3% меньше, чем в прошлом году. 27% указали, что стали чаще прибегать к услугам консультантов за последние два года (в 2015 г. – 24%).

Тенденцию они объясняют ростом объемов работ – об этом заявили 72% инхаусов – и расширением компаний (55%). При этом 29% указали, что стали меньше обращаться к консалтерам (в прошлом году – 35%).

Причины – политика сокращения расходов в фирме (48%) и перенос работы в инхаус (83%).

Такая работа нужна самому

В целом консультантов стали нанимать чаще, чем в прошлом году. Однако все чаще инхаусы и консультанты работают над проектами сообща, разделяя зоны ответственности. Почти все респонденты согласились: есть работа, которую корпоративным юристам лучше делать самим с точки зрения понимания бизнес-процессов, которое у них зачастую лучше, чем у коллег в юрбизнесе.

По сравнению с 2015 годом юрдепартаменты стали больше заниматься работой с контрактами, больше участвовать в проведении сделок M&A и в решении вопросов интеллектуальной собственности. Так или иначе в работе по сделкам участвуют 91% инхаусов (рост на 37% к 2015 г.), по ИС – 95% инхаусов (рост 36%).

Самостоятельная работа ведется инхаусами обычно на ранних стадиях процессов. Для большинства это внутренний сбор информации по вопросу (91%) и анализ возможности выиграть дело (75%).

Разработкой стратегии для судебных споров занимаются уже реже – в этом участвуют только треть опрошенных, а аргументы для судебного спора прорабатывают всего 16% инхаусов.

Наиболее высока зависимость компаний от юрконсультантов в дорогостоящих судебных разбирательствах.

В работе с M&A инхаусы сами проводят дью дилидженс (74%) и готовят предварительную документацию (69%). В вопросах интеллектуальной собственности инхаусы обычно решают повседневные вопросы (79%), ведут переговоры и разрабатывают соглашения (68%) и ведут тренинги по вопросам ИС для сотрудников фирмы (62%). 

Без консультантов не обойтись

Очевидно, что, несмотря на все усилия, обойтись без консультантов не получается. Другими словами – идет постоянный пересмотр того, что делать самим, а что сдавать на аутсорс. Юристов не хватает, и по мере того, как политика «сделай больше меньшими ресурсами» остается актуальной, размеры бизнеса явно перерастают численность юрдепов, указывают участники исследования.

Итог — перегрузка персонала, высокая конкуренция на рынке инхаус-юристов, притом что во многих фирмах уже третий год не снимается запрет на набор новых юристов – и пересмотра политики пока не предвидится, уверены 74% опрошенных. При этом хотя новых сотрудников стали набирать меньше (30% случаев), и сокращений стало меньше: всех, кого могли, уже сократили. Четверть опрошенных планируют нанять новых юристов в 2017 году.

Новый тренд в юррекрутинге — введение позиции LDO – legal department operations, специалистов-неюристов в юротделе, основная задача которых – делать работу юрдепартамента эффективнее и ближе к бизнес-модели.

Они разрабатывают стратегию работы юрдепартамента, ставят цели, организуют структуру, планируют финансы и работу с консультантами, а также нередко следят за тем, чтобы юристы не отставали в вопросах использования технологий и их внедрения.

Сейчас такие специалисты есть у 21% компаний, что существенно разгружают юристов, освобождая им больше времени для их основных обязанностей. Их число будет расти, уверены в инхаусе.

Возможно, это повысит и уровень технологичности юрдепартаментов – о расширении использования технологий в юридической работе, как о способе сэкономить, говорят всё чаще, но стоят юридические технологии недешево.

В итоге и пожинают плоды прогресса далеко не все – по данным ThomsoReuters, это меньше половины принявших участие в исследовании инхаусов.

Источник: https://zib.com.ua/ru/126905-kto_pomozhet_yurotdelu_ili_zachem_inhausi_idut_k_konsaltingu.html

Профессия: корпоративный юрист

Что такое инхаус юрист

Карьера юриста может развиваться разными путями, и один из них – корпоративный отдел в крупной компании. Работа инхаус-юриста кардинально отличается от деятельности его коллег в консалтинге и адвокатуре. Rjob узнал, как он учится, работает, строит карьеру и получает зарплату. 

Юрист, работающий в консалтинге, обычно имеет специализацию, например, в международном или трудовом праве или в налогообложении. Это ограничивает круг его возможностей, но при этом он никогда не знает, какая компания и с какой проблемой к нему обратится. Поэтому работа в консалтинге так разнообразна и интересна. 

У корпоративных юристов всё иначе – они специализируются сразу на всех вопросах, но в рамках одной компании. С одной стороны, инхаус-юрист должен быть разноплановым специалистом, и требования к нему высоки. А с другой стороны, все задачи становятся предсказуемы, как только он вникнет в бизнес-процессы и разберётся в специфике компании.

Ещё одно отличие инхаус-юриста в том, что он скорее консультирует коллег – у него намного меньше судебной практики. Конечно, он может отстаивать интересы компании в суде по гражданским делам, но в большинстве случаев для этого нанимают внешнего консультанта или адвоката.

Корпоративный юрист при этом уделяет больше внимания текущим делам – анализирует работу бизнеса и даёт советы, как её оптимизировать, например, снизить налоговую нагрузку, уменьшить риски при заключении договоров, избежать проблем в трудовых отношениях с сотрудниками.

Как попасть в инхаус

Самый распространённый способ получить работу корпоративного юриста – годы практики в консалтинге и адвокатуре.

Обычно компании с удовольствием принимают на работу тех, кто уже проявил себя в определённой сфере.

С возрастом юристы и сами не прочь «осесть» на одном месте, работать в более спокойных и комфортных условиях. Обратный «исход» из корпоративного права в консалтинг случается редко. 

Ещё вариант – аутсорсинг кадров.

Крупная компания заключает договор с юридической фирмой о том, что один или несколько юристов временно переходят на работу в инхаус – оказывают услуги на территории заказчика.

Такой договор может длиться от месяца до года и больше. Когда сотрудник глубоко погружается в специфику компании, он без проблем может перейти туда работать на постоянной основе после окончания контракта.

Главное требование к инхаус-юристу – опыт работы. От деятельности корпоративного юриста во многом зависит успех бизнеса, поэтому крупные компании не хотят ставить на карту своё будущее и нанимать новичков. Но существуют счастливые исключения.

Например, Ольга Митькина начала работать внутренним юристом в известной западной компании нефтегазовой отрасли «Тоталь Разведка Разработка Россия», будучи аспирантом с небольшим опытом работы в издательском доме Burda и российской компании «Союзпатент».

Где учиться

Как и любому другому юристу, инхаусу требуется высшее юридическое образование – хотя бы бакалавриат, а лучше специалитет и магистратура. Но можно получить преимущество перед другими соискателями на вакансию.

В консалтинге принято продвигать специалиста как личность – там бывают необходимы публикации и научные работы.

В корпоративной сфере куда важнее бизнес-практика, умение видеть перспективы развития компании и помочь ей выйти на новый уровень.

Поэтому не лишним будет бизнес-образование в той отрасли, на которой специализируется компания-работодатель, будь то международные отношения, таможенное дело или промышленность и строительство. 

Карьерная стратегия инхауса

Считается, что в юридическом консалтинге перспективы обширнее и разнообразнее. Также выходцам из консалтинга проще открыть свой бизнес – у них уже есть база клиентов и достаточный опыт.

Единственный клиент внутреннего юриста – его компания-работодатель.

Но и он может построить успешную карьеру – дорасти от стажёра до начальника юридического отдела, подразделения или другой корпоративной структуры в зависимости от компании.

Специфика карьеры инхауса заключается в том, что он сильно зависит от сферы деятельности компании. Работодатель ищет сотрудника, который будет разбираться в тонкостях именно его вида бизнеса. Поэтому даже опытный юрист окажется на равных с выпускником вуза, если решит устроиться в новой для себя сфере. 

Премии выше, разнообразия меньше

Главный недостаток работы в юридическом консалтинге и адвокатуре – постоянный стресс, цейтнот и ненормированный график. Некоторые работают почти круглосуточно, жертвуя личной жизнью в пользу карьеры. Правда, и успеха такие юристы добиваются быстрее – делают себе имя и получают самые громкие и выгодные дела.

Считается, что и зарплаты корпоративных юристов выше.

На самом деле они просто стабильны, тогда как в сфере консалтинга они зависят от количества клиентов и отработанных часов, в том числе сверхурочно, от командировок и работы в выходные и праздничные дни.

Ольга Митькина отмечает, что в ведущих юридических консалтинговых компаниях, таких как Baker & McKenzie, White & Case, зарплаты и бонусы не меньше, чем в инхаусе, а иногда даже больше. 

Выбор между консалтингом, адвокатурой и инхаусом – это выбор не столько профессиональный, сколько основанный на типе темперамента юриста. В адвокатуру и консалтинг идут те, кто хочет постоянно пребывать в состоянии драйва, чувствовать результат своей работы, достигать новых вершин и преодолевать себя.

В работе корпоративного юриста подобное тоже случается, но в целом она намного спокойней и стабильней. Не всегда блестящий консалтинг-юрист станет хорошим внутренним специалистом. Как и наоборот. Отличный способ понять, какое направление ближе – стажировка в компании.

Новичку стоит быть особенно внимательным – перемены в карьере юриста сложно реализуемы, поэтому та или иная сфера деятельности почти наверняка станет делом всей жизни. 

Источник: https://rjob.ru/articles/professiya_korporativnyy_yurist/

Кандидат в инхаус: кого берут в «космонавты»

Что такое инхаус юрист

* Данный материал старше двух лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

Поговорим об идеальных сотрудниках. К примеру, идеальный инхаус-юрист: каким он должен быть, кого принимают на работу крупнейшие холдинги, в названиях которых есть слова «нефть» и «газ».

Идеальный инхаус-юрист должен обладать навыками, которые выгодно отличают его от коллег за границей фирмы, то есть тех, кто работает в юридических фирмах. Да, профильным образованием и стажем будут интересоваться в первую очередь.

Однако, в отличие от сотрудника внешней юрфирмы, инхаус-специалист должен быть творческим человеком, обладать познаниями в бизнесе и умением эффективно работать в команде.

Какие критерии важны при устройстве на работу? На что компании обращают внимание при отборе кандидатов?

Стаж – это, конечно, «пять», но и его отсутствие не критично

Юротделы компаний ищут кандидатов, имеющих несколько лет стажа работы в солидных юридических фирмах. Редко в инхаус принимают на работу свежеиспеченных выпускников юридических университетов. И всё из-за опыта, вернее – его отсутствия.

Если выпускник начинает карьеру в инхаус, то ему трудно получить тот опыт, который приобретают сотрудники крупных юридических фирм. Тем не менее, некоторые крупные американские корпорации в порядке эксперимента стали принимать на работу юристов без опыта работы.

Так, в 2009 году Хьюлетт-Паккард и Пфайзер начали набирать кандидатов из ведущих юридических школ. При этом, их зарплата была ниже средней их коллег со стажем работы 1 год в том же регионе. «Новичкам» необходимо было пройти двухгодичный курс обучения в компании: поработать и проявить себя в различных отделах (внутренних и внешних).

И законов чтец, и в корпоративный футбол игрец

Сотрудники юрфирмы, как правило, специализируются в какой-либо сфере юриспруденции. Инхаус-юрист должен быть универсалом, ловко решающим любые юридические вопросы компании.

Он должен уметь урегулировать широкий спектр вопросов, которые могут сильно различаться.

Для этого требуется гибкость и быстрота принятия решений, умение включать режим многозадачности и расставлять приоритеты, а также делегировать полномочия.

Большинство должностей в инхаус требуют от кандидатов сочетания юридических знаний в различных сферах, к примеру, интеллектуальная собственность, слияние и поглощение, ценные бумаги, недвижимость.

Хотя опыт участия в судебных процессах также ценен, большинство компаний поручают эту работу внешним юридическим фирмам. Вообще, только юрдепартаменты крупных холдингов могут позволить представлять сами себя в суде. Чаще всего, в компетенцию инхауса входит исключительно «надзор» за адвокатом из внешней юрфирмы, представляющим интересы компании в суде.

Для кандидата на работу в инхаус имеет значение не столько престиж юридической школы и его профессиональная степень (в отличие от юрфирмы), сколько опыт и навыки межличностного общения.

Конечно, исключения тоже бывают. И это зависит, однако, от приоритетов руководства компании и бренда.

Работодатели предпочитают тех кандидатов, которые знакомы с бизнесом их компании.

Идеальный кандидат в инхаус – это человек, у которого либо есть опыт работы, либо он представлял интересы клиентов в той же (или подобной) сфере бизнеса, что и у предполагаемого работодателя.

Особенно привлекательна ситуация, когда юрфирма предоставляет своего адвоката «взаймы» для работы в компании в течение установленного периода – от нескольких месяцев до года и более.

План минимум: кандидат должен знать, как работает бизнес, каковы его позиции на рынке.

Креативность плюс эффективность

Идеальный кандидат в инхаус сочетает креативность с эффективностью. Этот уникальный человек должен решать сложные юридические и бизнес-вопросы творчески, при этом достигая максимум результата с минимумом рисков.

Сильный инхаус-кандидат способен влиять на любое негативное отношение предпринимателей к нему. Практикующий сотрудник юрфирмы – человек, привлекающий доход.

В инхаус-отделе корпорации – это человек, в которого вкладывают и который берёт деньги из бюджета фирмы на накладные расходы.

Более того, многие бизнесмены недолюбливают свои внутренние юротделы, так как считают, что те тормозят работу, выискивая причины, по которым выбранная компанией стратегия не будет работать.

Инхаус-юрист должен быть уверен в себе и владеть навыками убеждения – не только при переговорах вне компании, но и внутри её.

Он также должен быть готов к тому, что его советы не сразу будут приняты, поэтому потребуется терпение и дипломатический подход.

Корпоративный юрист должен быть краток и давать сотрудникам компании полезные практические советы.

Он получает деньги не за отработанное время, а за результат.

В отличие от юридической фирмы, где юристы могут исследовать все аспекты проблемы и «отточить» свои решения, в бизнесе юристы должны быть смелыми и готовыми принять решение, даже если они не уверены на 100%.

Инхаус-юристы должны быть способны разделять понятия «хорошо» и «достаточно хорошо» о выполненной работе, и фокусироваться на приоритетных задачах, в первую очередь финансово выгодных бизнесу.

«Часть корабля, часть команды»

Хороший инхаус-кандидат – это командный игрок. Для него обязателен высокий уровень устного и письменного общения. Корпоративный юрист взаимодействует с сотрудниками организации, не являющимися юристами, на всех уровнях – от директора до рабочего.

Он должен давать советы на понятном языке.

Инхаус-юрист – человек с активной жизненной позицией, который знает, что такое клиенториентированный подход. Юристы в корпорациях обычно не работают изолированно от остальных сотрудников.

Инхаус-юристы делят офисное пространство и общаются со своими клиентами ежедневно. Поскольку они дают советы, исходя из того, как должен бизнес работать, то им необходимо видеть, как люди выполняют свою работу и как юристы могут помочь им в достижении лучших результатов.

Здравствуйте, кто тут самый главный

Руководители инхаус-отдела должны уметь эффективно управлять людьми и их взаимоотношениями, не только внутри отдела, но и вне его.

Кандидаты на руководящие должности должны уметь делегировать ответственность, обеспечивать обратную связь, набирать сотрудников, быть наставником и развивать таланты в отношении настоящих и будущих ролей, и, возможно, увольнять людей.

Им также может понадобиться умение распределять бюджет для решения внутренних и внешних юридических задач.

Особо ценным качеством (кстати, не только для юристов) является умение выполнять большую часть работы, используя минимум людских и финансовых ресурсов. А главное – своими силами, не обращаясь за помощью к внешним юристам.

Валери А. Фонтейн, доктор права (UC Hastings College of Law in 1979), бакалавр гуманитарных наук (Phi Beta Kappa and magna cum laude, from UCLA). Работала в редакции журнала COMM/ENT, a Journal of Communications and Entertainment Law. Работала в известной юридической фирме Лос-Анжелеса (США).

Секретарь Совета директоров National Association of Legal Search Consultants (NALSC, https://www.nalsc.org/). Источник: The Ideal In-House Candidate, Valerie Fontaine (http://www.seltzerfontaine.com/the-search/assessing-your-marketability/ideal-house-candidate/).

 Перевод статьи выполнен сотрудниками Института судебных экспертиз и криминалистики.

Дата редакции: 21.04.2017

Источник: https://ceur.ru/library/articles/obshhie_stati/item310386/

Правовое Дело
Добавить комментарий